Джейн Робертс.  Говорит Сетх

Главная

Контакты

Гостевая

 

 
Учение о воплощении желаний в жизнь.  Просите - и дано будет вам
 
Удивительная сила осознанного намерения
 
Турбо-Суслик
 
Послания от ангелов
 
Волшебное царство фей
 
Земные ангелы
 
Ангельская медицина
 
Божественная матрица
 
Наука стать богатым
 
Деньги — это любовь
 
Деньги - мои друзья
 
Рэйки и мир денег
 
Наследие Плеяд.  Пробуждение энергии Ка
 
Обретение силы через Рэйки
 
Думай  и   богатей
 
Деньги и Закон притяжения
 

Секреты Силы

 
Скачать "Говорит Сетх"
 

 

 

 

Расскажите пожалуйста, как окончил жизнь Учитель Праведности.

Он умер, окруженный небольшой группой последователей, в пещере. Они искали убежища в ней, преследуемые членами другой секты. Там он был настигнут врагами и убит в бою. Убийцы забрали рукописи, которые они нашли в пещере. Однако остались и другие рукописи, которым еще предстоит увидеть свет.

Последнее прибежище Праведного Владыки находилось возле Дамаска. Какое-то время он пытался прятаться в городе. Но затем его узнали, и ему пришлось бежать с группкой людей в пещеры, находившиеся между Дамаском и соседним маленьким местечком, служившим некогда крепостью.

убитый в 66 г. н. э в Иерусалиме, или его племянник, унаследовавший титул. — Прим. Джейн Робертс.

Заключение и введение в аспекты многомерной личности в свете моего собственного опыта

Во времена Христа я был мужчиной по имени Миллениус и жил в Риме. В той жизни я был купцом, и мое любопытство и характер профессии позволяли мне общаться с большим количеством разных людей.

Внешне я был полным, дородным человеком, вовсе не похожим на патрициев и к тому же не очень опрятным в одежде. У нас был нюхательный порошок, который делали из особого вида соломы, я постоянно нюхал его, часто просыпая часть на одежду.

Мой дом находился в самой оживленной, северо-западной части города, сразу за его центром. В числе того, что я продавал, были колокольчики для ослов. Вам может показаться, что это не столь уж выгодный товар, однако крестьяне, жившие в пригородах Рима, охотно их покупали. Каждый колокольчик звучал чуть иначе, чем остальные, и хозяин мог отличить своего осла от похожих на него чужих. Ослами пользовались и в самом Риме для перевозки грузов, особенно люди не самых престижных профессий. В колокольчиках все имело какое-то значение — их цвет, число, тональность звучания.

Колокольчики составляли лишь небольшую часть моей торговли — я занимался в основном одеждой и красками, но я чувствовал к ним особенный интерес. Из-за них я гораздо больше путешествовал по окрестностям Рима, чем следовало бы благоразумному торговцу. Благодаря моему увлечению колокольчиками я встретился с некоторыми людьми, которых иначе бы вряд ли смог увидеть.

Я был неграмотен, но расчетлив и имел острый ум. Я узнал о том, что есть особый вид колокольчиков, который используется в некоторых иудейских сектах как в Риме, так и за его пределами. Хотя я был гражданином Рима, это гражданство не могло полностью обеспечить мою безопасность, потому что в своих путешествиях я встречал не меньше иудеев, чем римлян.

Римляне не знали точно, сколько иудеев проживало в то время в городе. Они лишь строили догадки. На колокольчиках ослов, принадлежащих евреям секты зелотов, были изображения глаза. Зелоты тайно проникали в город, скрываясь как от римлян, так и от иудеев.

Я узнал о Справедливом Боге от его двоюродного брата, которого звали Шераба. Он был, насколько я смог выяснить, обрядовым убийцей. В тот вечер, когда я разговаривал с ним на зловонном постоялом дворе в пригороде Иерусалима, он был сильно пьян. Именно он рассказал мне о символизме глаза. Он также сказал мне, что Христа похитили ессеи. Я не поверил ему. Но тогда я и не знал, кто такой был Христос. Тогда, при жизни Христа, о нем знали немногие. Многим, и мне в том числе, казалось, что появился некто, имеющий что-то очень важное для нас, но мы не знали кто. Позднее, в сновидениях, истина открылась мне и множеству других людей.

Христиане, в своем большинстве, не желали принимать новообращенных римлян. Впоследствии я стал одним из них. Из-за моей национальности мне всегда не доверяли. В то время мое участие в драме ограничивалось простым ознакомлением с ней и скромным физическим участием в том историческом периоде. Гораздо позднее, в третьем столетии, я был Папой Римским, не особенно прославившимся и праведным. Тогда я встретился снова с многими, кого я знал раньше. И снова мою жизнь сопровождал звон колокольчика, да простит мне читатель подобную шутливую аналогию. Я был неважным священнослужителем, имел связь со многими женщинами, был отцом незаконнорожденных детей и прибегал к помощи колдунов. Я верил в Бога, но позднее стал задумываться о том, как это Он допустил, чтобы я занимал такой пост. Мне понадобилось еще четыре жизни, чтобы понять разницу между роскошью и нищетой, гордыней и состраданием. Были дни, в других столетиях, когда я проходил по тем же улицам, что и раньше, когда был Римским Папой. Но тогда я уже не проходил по ним легкой папской поступью, а тяжело переставлял натруженные крестьянские ноги. Мне нужно было усвоить урок. То же самое надо сделать и вам.

Я не собираюсь углубляться в детали, связанные с моими жизнями, я хочу лишь выделить некоторые моменты. Я никогда не был какой-либо центральной фигурой истории, а получал свой жизненный опыт в обычной жизни, в обыденной борьбе за выживание. Я испытал потребность в развитии и в любви. Я познал невыразимую любовь отца к сыну и сына к отцу, мужа к жене и жены к мужу, я очертя голову бросался в омут человеческих взаимоотношений. Я был когда-то луманцем, а позднее — жителем Атлантиды.

Затем я воплотился в эпоху пещерных людей, тогда я уже был Сказителем. То есть Сказителем я был всегда, вне зависимости от моего физического занятия.

Дважды я был торговцем специями в Дании, где познакомился с Рубертом и Джозефом. Дважды я был рожден черным — в том месте, что сейчас называют Эфиопией, и в Турции.

После того как я был Папой, мне довелось несколько раз быть монахом. Я был также жертвой испанской инквизиции. В женском облике я был и голландской старой девой, и куртизанкой эпохи библейского Давида, и — несколько раз просто скромной матерью.

Имена и даты не так важны, как опыт, а его было накоплено очень много. Все мои воплощения продолжают жить и развиваться и сейчас.

В некоторых жизнях я сознательно знал о своих предыдущих жизнях. Так, будучи монахом, я однажды обнаружил, что копирую рукопись, которую сам когда-то, в другой жизни, написал.

Во многих жизнях я был обжорой и толстяком. Дважды я умер от голода. Я всегда находил свою смерть весьма поучительной — впоследствии, как вы сказали бы. Между двумя различными жизнями всегда было полезно проследить те мысли и эмоции, которые привели меня к очередной кончине.

Никогда смерть не заставала меня врасплох. Я всегда знал о ее неизбежности, чувствовал уважение к ней и даже ощущал, что она мне уже знакома. Я принимал даже самые странные обстоятельства своей смерти, чувствуя, что именно так я должен умереть. Я ощущал при этом чувство, близкое к совершенству. Не будь смерти, жизнь невозможно было бы закончить должным образом.

Смерть приносит великое смирение, и вместе с тем — восторг оттого, что внутреннее "я" чувствует наступившее освобождение.

На субъективном уровне в каждой из своих жизней я выступал в роли учителя и Сказителя. В нескольких воплощениях, когда я был наделен острой интуицией, я знал о своей субъективной жизни. Вы еще не понимаете великого значения оборотной стороны сознания.

Помимо объективной жизни, каждая реинкарнация ставит перед вами задачи, которые вы должны решать в сновидениях и других состояниях сознания. Мне удалось стать высокопрофессиональным Сказителем и учителем как раз в тех жизнях, которые, по контрасту, были совершенно непримечательными и неинтересными.

Однако реинкарнационное существование — это еще не вы. Воплощения не определяют сущность человека.

Душа знает саму себя, и ее не смущают термины и определения. Показывая вам природу моей реальности, я надеюсь показать вам природу вашей.

Вы не ограничены какой-либо категорией или областью бытия. Вашу реальность можно измерить не более, чем мою. Я надеюсь, что эта книга поможет вам расширить ваши понятия и проиллюстрирует функции сознания. Я начал эту книгу с того, что сказал вам, что диктую эту книгу при помощи женщины, которая мне очень близка. Позвольте теперь сказать, что тут участвуют еще и другие реальности. Следующие страницы будут написаны другой личностью, которая имеет ко мне примерно такое же отношение, как я — к женщине, при помощи которой я сейчас говорю.

ДАЛЬНЕЙШЕЕ ПРОДИКТОВАНО СЕТХОМ ВТОРЫМ*

Мы — голоса, которые звучат без помощи органов речи. Мы — источники той энергии, из которой вы созданы. Мы творцы, хотя сами тоже были созданы. Мы посадили семя, из которого выросла ваша вселенная, так же как вы сеете семена других реальностей.

Сетх Второй, или Будущий Сетх, — более широкий аспект этой сущности, иногда вступавший в коммуникацию с Джейн Роберте. См. объяснение в следующем сеансе. — Прим. ред.

Мы не существуем исторически, никогда не имели физических воплощений. Наша радость создала экзальтацию, из которой произошел ваш мир. Наше существование таково, что мы можем общаться с вами только посредством других людей. Слова не имеют для нас никакого смысла или значения. Наши переживания нельзя перевести на ваш язык. Надеюсь, что нам удастся донести до вас наши намерения. В огромном, бесконечном калейдоскопе сознания возможно все. В каждой мысли есть значение. Мы воспринимаем ваши мысли как вспышки света. Они образуют рисунок.

Из-за сложностей в общении мы не можем вам описать нашу реальность. Знайте, просто, что она существует. Мы посылаем вам неизмеримо огромную жизненную энергию и поддерживаем все известные вам структуры сознания. Вы никогда не бываете одиноки. Мы всегда отправляем к вам своих посланников, понимающих ваши нужды. Хотя вы нас не знаете, мы лелеем вас.

Сетх является моим ориентиром, нашим ориентиром. Он издревле является частью нас. Мы разделены, но едины. Дух всегда формирует плоть.

СЕАНС 589, 4 АВГУСТА 1971 ГОДА, 21.04, СРЕДА

Итак, это снова Сетх. Продолжим. Существуют виды сознания, которые нельзя расшифровать в физических терминах. "Личность", породившая прочитанные вами только что строки, как раз такова.

Как я уже говорил, между этой личностью и мной существует связь, подобная той, что есть между мной и Рубертом. Но, в вашем понимании, реальность Сетха Второго гораздо более отдалена от моей, чем моя — от вашей. Вы можете представить себе Сетха Второго как будущую часть меня, хотя на самом деле все, конечно, сложнее.

Я пользуюсь простыми понятиями для облегчения общения с вами. Руберт может связываться со мной в состоянии транса. В состоянии, похожем на транс, я могу входить в контакт с Сетхом Вторым. Мы связаны очень сложным образом, через сети сознания. Моя реальность включает не только реинкарнационные личности, но и другие существа, у которых может не существовать связей с физической реальностью.

То же самое можно сказать о каждом из читателей этой книги. Душа открыта, это не замкнутая психическая или духовная структура. Я попытался вам показать, что душа — это не что-то отдельное от вас. Она не более отдельна от вас, чем Бог.

Нет нужды создавать отдельного бога, который существовал бы вне вашей вселенной и отдельно от нее. Так же точно, не нужно думать, что душа — это некое далекое существо. Бог, или Все Сущее, — это часть вас самих. "Его" энергия формирует вашу сущность, которая тоже является частью вас самих.

Мои реинкарнационные личности, вероятностные "я" и даже Сетх Второй существуют во мне, так же как я существую в них. По вашим понятиям, Сетха Второго можно считать более развитым. По этим же понятиям, он более чужд вам, ведь он не может так же хорошо ориентироваться в физической реальности, как я, имевший опыт жизни в ней.

Мой опыт, тем не менее, обогащает Сетха Второго, а его опыт — меня, в той степени, насколько я могу воспринимать его и переводить в понятные мне термины. Точно так же, личность Руберта расширяется благодаря общению со мной, а я тоже кое-что приобретаю благодаря общению с ним, ведь даже лучшим учителям всегда есть чему поучиться в любом измерении деятельности.

По большому счету, моя душа включает в себя мои реинкарнационные личности, Сетха Второго и вероятностные "я". Кстати, я так же хорошо знаю о моих вероятностных личностях, как и о реинкарнационных.

Каждая "часть" души содержит в себе целое. Я уверен, что такая концепция удивит вас. Но по мере того, как вы лучше узнаете свою субъективную реальность, вы сможете познакомиться с более масштабными областями вашей души. Если вы думаете о душе как о замкнутой системе, вы так ее и воспринимаете и заслоняете от себя ее великие созидательные способности.

Сетх Второй представляет собой то, кем мне предстоит стать, но, когда я стану им, он уже станет чем-то иным. Подобным же образом, Руберту предстоит стать мной, но я тогда уже буду совершенно другим.

У каждого из вас существуют подобные отношения, вне зависимости от того, знаете вы о них или нет. Хотя вам кажется, что реинкарнационные события связаны с прошлыми и будущими событиями, они параллельны вашей нынешней жизни и сознанию или примыкают к ним. Прочие аспекты вашей более масштабной личности существуют, относительно говоря, вокруг них или рядом с ними.

Истинная природа реальности, знание Всего Сущего, то, что вы все пытаетесь понять, все это внутри вас, вашей нынешней жизни. Это все вы найдете не вовне, а благодаря внутреннему путешествию вглубь себя, сквозь себя и сквозь знакомый вам мир.

Когда-то я был женщиной, матерью двенадцати детей, необразованной, некрасивой, с плохим характером и хриплым голосом. Это было в окрестностях Иерусалима в шестом веке. У моих детей были разные отцы. Я выбивалась из сил, чтобы прокормить их.

Меня звали Маршабой. Мы жили где придется, побирались. Но в той физической жизни существовал контраст и невероятная острота ощущений. Крошка хлеба казалась мне вкуснее самых изысканных яств, которые мне доводилось пробовать в других жизнях.

Когда мои дети смеялись, меня переполняла радость. И несмотря на наши лишения, каждое утро было для нас радостным сюрпризом — мы еще живы! Я намеренно избрал ту жизнь, так же как каждый из вас выбрал свою. Я сделал это из-за того, что предыдущие жизни оставили у меня ощущение пресыщенности. Я уже не мог сфокусироваться на радостях и уроках физической реальности, которые предоставляет земное существование.

Хотя я гневался на своих детей и роптал иногда против обстоятельств жизни, у меня было чувство великолепия жизни и я больше узнал тогда о духовности, чем когда до этого был монахом. Это не значит, что нищета ведет к истине или что страдание полезно душе. Многие из тех, которые жили в столь же плохих условиях, как и я, мало чему научились. Я хочу сказать, что каждый из вас избирает те условия жизни, которые ему будут наиболее полезны, с учетом ваших слабостей и сильных сторон. В моих дальнейших, более богатых жизнях эта женщина продолжила жить, как, к примеру, во взрослом продолжает жить ребенок, которым он некогда был. Она была благодарна за хорошие условия жизни и помогала мне их лучше ценить и использовать.

Так же и в вас совместно повторяются различные реинкарнационные существования. Снова проводя параллель с ребенком и взрослым, скажу, что это как если бы ребенок в вас был частью ваших воспоминаний и опыта и в то же время оставил вас и отдалился от вас как от единственного взрослого, в которого он "превратился". Так и люди, которыми я был, пошли своим путем и все же остались частью меня, а я остался их частью.

Я живу в памяти Сетха Второго как сущность, из которой он зародился. Однако та сущность, которой я сейчас являюсь, не тождественна той, из которой он зародился. Только ваши представления о времени и сознании могут стать причиной того, что вам эти вещи покажутся странными. По большому счету, опять-таки я помню Сетха Второго. Все эти связи остаются открытыми. Каждое психологическое событие оказывает влияние на все прочие психологические события. Все существование и сознание переплетается. Только если вы думаете о душе как о чем-то отдельном, закрытом, вы можете прийти к идее отдельного бога — личности, обособленной от своего творения.

Все Сущее является частью творения, и в то же время оно больше, чем все творение. Существуют пирамидальные объединения существ, чье сознание включает в себя то, что вам показалось бы огромным числом других реальностей. В понятных вам терминах можно сказать, что их настоящее может, например, включать жизнь и смерть вашей планеты в единый момент их времени. Существование Сетха Второго происходит на периферии одной из таких галактик сознания.

 

<<<на предыдущую страницу      на следующую страницу>>>

Рейтинг@Mail.ru эзотерика